Международный Союз Боевых Искусств боевые искусства, джиу-джитсу rss-канал новостей МСБИ rss-канал новостей МСБИ на главную

Персональный сайт Иосифа Борисовича Линдера

Коллективный член МКТА

Блог И.Б. Линдера на Яндексе

Euracom Group - бронированные автомобили


 
 

Смерть за смерть: так можно ли покончить с терроризмом?

Семья и школа. Журнал для родителей

Об истории терроризма и противостояния рассказывает президент Международной контртеррористической тренинговой ассоциации, профессор Иосиф Линдер

- Иосиф Борисович, сколько лет терроризму?

- Столько же, сколько человечеству. По одному из летоисчислении у нас сейчас 7510 год, значит, и террору пошло восьмое тысячелетие. При любом устройстве общества есть недовольные и обиженные, и они борются за свои права, убеждения, веру или территорию. Один из древнейших примеров - восстание шилот-сикариев, древнееврейских племен, защищавших свою землю от колонизации римлянами. Отрядами по 20-30 человек они нападали на римлян и вырезали по 200-300 человек, причем только военачальников среднего звена. Самый рабочий состав. И сразу полностью парализовывали противника. Так они сражались около 70 лет. Или, например, борьба хашашинов с крестоносцами, длившаяся два века. Морское пиратство XVI-XVII веков, по сути, вариант государственного терроризма. Варфоломеевская ночь, выстрел в Сараево. Все это примеры того, что идея террора может стать очень привлекательной для больших групп населения и на длительное время. Те же партизаны, например.

- Древние террористы, видимо, пользовались ножами и тяпками, может, воду могли отравить или урожай, как то в "Золотом руне" описано. Но когда терроризм приобрел нынешний размах и технологичность?

- Волна современного террора начинается с выстрела Каракозова. Тогда среди русской интеллигенции появился обычай "идти работать в террор", были разработаны его теория и прогностические сценарии: я имею в виду "Катехизис революционера" Нечаева и Бакунина, "Смерть за смерть" народовольца Кравчинского, "Террористическую борьбу" Морозова. В плане теории террора самые сильные позиции были у эсеров: они пропагандировали терроризм как безадресный, чтобы нагнать страх, так и адресный, то есть физическое устранение лишних, по их мнению, людей. Не отставали и большевики: у Ленина есть основательные работы по террору, обычно в собрания сочинений не включаемые. Ведь в терроре, как нигде, важно применить его в нужное время в нужном месте против правильно избранных людей. Террористическая акция, совершенная не вовремя или неверно просчитанным способом, вместо сочувствия к террористам и их идеям вызывает лишь категоричное отвержение.

- Пожалуйста, приведите примеры того, как терракт вызывал реакцию, прямо противоположную задуманной.

- Что далеко ходить, посмотрим по сторонам. Взрывы на рынке во Владикавказе, в Буйнакске вызвали возмущение, но еще не ненависть. А вот московские события переполнили чашу, и если начались бы ковровые бомбардировки в Чечне, все потирали бы руки и сожалели, что так не сделали раньше. Стремившиеся прекратить военные действия против Чечни добились противоположного.

- Кстати, ковровые бомбардировки - это государственный терроризм?

- А это уж как считать. Помните, Сталин говорил: неважно, как голосуют, важно, как считают. Например, когда турки боролись с курдами, они на сто с лишним километров углублялись на территорию Ирака. Плохо, но необходимо. Они же выкрали заместителя Оджалана с территории независимой Молдовы. Тоже кому-то покажется недопустимым. У нас перед Отечественной войной истребили всех спецов и военачальников, что ж, это была блестящая операция гитлеровских спецслужб. Вообще, терроризм и контртерроризм - это две стороны одного забора. И трудно бывает вынести окончательный вердикт, потому что все зависит от точки зрения. Брут или Робин Гуд - кому-то они народные герои, а кому-то убийца да бандит. Или, например, мы в застойные годы поддерживали национально-освободительные движения, а в новых оценочных нормативах они оказались оказались террористами и повстанцами. Тут не угадаешь.

- Но это же делает контртеррористов очень уязвимыми, оставляя простор для подкупа...

- ...и провокации. А сколько трагедий с тем, что государство открещивается от тех, кто ему служил и больше не нужен. Вот афганское движение погубили на корню, обманули людей по всем статьям. А ведь они все профессионалы, оружием владеют и дело им найдется. Вопрос только, на кого они будут работать.

- Террористы работают за очень большие деньги?

- Бесплатно кроме камикадзе никто не трудится. Но многих ведет идея, национальная, социальная или религиозная. Для таких фанатиков деньги роли почти не играют.

- Удается ли им совмещать работу террориста с другими занятиями?

- Кому как. Но вот Бомарше, например, будучи агентом трех, а то и пяти дворов, находил время для литературы. Тут ведь иерархия, как везде. Есть одноразовые исполнители, а есть элита, которую холят и берегут.

- Есть ли у террористов какие-то общие особенности?

- Можно создать обобщенную медицинскую карту террориста: в детстве он был обделен материнским вниманием, зато часто болел воспалением среднего уха. Недостаточное развитие, детский травматизм, прекрасные актерские данные, некоторые врожденные болезни, то есть у этой профессии есть определенная медицинская диагностическая предрасположенность. Часть террористов - шизоидные типы, но далеко не все. Все зависит от того, на каком континенте собирать статистику...

- Существуют ли обстоятельства, при наличии которых можно ожидать всплеска террористической активности?

- Прежде всего экономическая и политическая нестабильность, когда есть много недовольных. Но если смотреть глубже, то расслоение общества по культурным, имущественным, интеллектуальным параметрам создает зависть и многообразие мнений. И утверждать себя они будут всячески, от парламентских дискуссий до террактов. Само существование человека думающего, личности уже предпосылка возникновения терроризма, ведь сколько людей -столько мнений и столько же интересов. В некотором смысле все это плата за демократию: в тоталитарных государствах, где личность бесправна и четко работает репрессивный аппарат, любая форма оппозиционности жестоко подавляется в зародыше; тут террористам не разгуляться. При Гитлере и Сталине терроризма практически не было, во времена застоя, можно сказать, тоже.

- Что порождает эту черную волну ненависти, зависти и фанатизма, называемую терроризмом? Какими методами они пользуются?

- Во-первых, религиозные, политические, территориальные или национальные притязания группы людей или отдельной личности. Но даже такие благие по замыслу движения, как экологическое, антивоенное или сторонников права на жизнь, могут пользоваться формами борьбы, создающими прямую угрозу окружающим: взрывы, захваты военных баз или опасных производных современных технологий. Террористы действу ют самым и разными методами: применяют все виды насилия, включая кражу людей, пиратство, захват самолетов и судов, заложников, убийство, в том числе массовое. Иногда мучают страхом смерти, это психологическая составляющая террора.

- Иосиф Борисович, получается, что терроризм был и будет. Зачем тогда с ним бороться? С дождем же мы не сражаемся.

- Смысл этой деятельности в том, чтобы снизить риск самых разрушительных последствий и массовых жертв.

- Кто борется с терроризмом и как?

- Собственно, главный козырь в борьбе с терроризмом - системность, то есть методичность и последовательность. Надо выявлять все оппозиционно настроенные группы, отфильтровывать из них те, которые могут перейти к непарламентским формам, потом работать с ними, чтобы выяснить, как далеко они готовы зайти. Необходимо использовать весь комплекс оперативных мероприятий по своевременному пресечению готовящихся террористических акций. Нужен и аппарат подавления: пусть лучше десять человек "измажутся по локоть в крови, чем миллион умоется по уши". Должны быть четкие отработанные схемы поведения во всех возможных ситуациях.

- Пора нам добавить чего-нибудь позитивного. Есть ли в послевоенной истории примеры успешной борьбы с террористами?

- Да, причем достаточно впечатляющие - у немцев. Единственный раз в послевоенной истории, в 1996-97 годах, "Красные ячейки" объявили о своем самороспуске. А ведь это была настоящая война, с огромным числом жертв, с расстрелами и повешениями, с огромным количеством приговоров. Немцы пошли на огромные затраты, они тратили на борьбу с терроризмом колоссальные средства, сравнимые только с затратами на репатриацию немцев и на объединение Германии. От 50 тысяч марок полагалось за информацию о террористах и 500 тысяч - за личное содействие в поимке. Государство вело постоянную работу в студенческих корпусах и инвестировало деньги в построение среднего класса. Когда социальная ситуация стала выравниваться, среднего класса стало больше и бизнесмен средней руки не люмпенизировался - тогда поддержка "рафовцев" заметно ослабла. Но еще в конце 80-х по всей стране прогремели взрывы (я сам чудом не оказался среди жертв): в десяти крупнейших городах страны взорвали по нескольку огромных ресторанов. После этого всех, кто находился в заключении, расстреляли и повесили: все отложенные приговоры в одночасье были приведены в исполнение, чтобы нельзя было шантажировать новыми террактами в обмен на освобождение приговоренных. И общество тогда все это проглотило и одобрило. Но нужна была политическая воля. И политики взяли на себя эту смелость и ответственность, правда, они закрылись данными социологических опросов. Точно также поступили итальянцы после взрыва вокзала в Палермо. Последовательная борьба с терроризмом означает одно: сколько бы лет ни шла охота, в конце концов все они будут изловлены и уничтожены. Поиск убийц израильских олимпийцев дважды прерывался: убили не тех. Один раз перерыв составил месяц, второй раз - год. Государство взяло на обеспечение семьи невинно убиенных и продолжило поиск. Последнего террориста ловили три года, четыре попытки оказались безуспешны, но все же убили и его. Или Эйхман: как он ни прятался, а у него были четыре могилы, все же его достали. Как и турки - Оджалана, или французы - Ильича Рамиро Родригес.

- Идеология "Красных ячеек" - социальная зависть, с ней легче бороться. Государство богатеет, недовольных становится все меньше и поборники люмпен-интересов оказываются неудел. Но как быть с национальными или религиозными побудительными мотивами - есть ли тут обнадеживающие примеры?

- За всякими такими движениями всегда стоит кто-то большой, кому это нужно и кто подталкивает маленького подраться. Это с какой стороны забора смотреть. В целом же на определенном этапе были хорошие успехи у израильтян. Вот они взяли Голанские высоты - то есть преобладающие высоты, позволяющие обстреливать столицу из обычных видов вооружений. Это вынужденная мера, но жесткая. Однако общих правил тут нет, тактика все время меняется. Те же израильтяне пришли постепенно к мысли, что не надо отказываться и от переговоров тоже. Война идет уже три тысячи лет, дети рождаются с врожденной ненавистью, а толку нет. Решили договариваться по принципу "мир в обмен на землю". Но тут возникает обычная проблема: Ясир Арафат не контролирует всех и вся. Тот же "Черный сентябрь" или "Хамаз" действуют на свой страх и риск. Спецслужбы Иордании, очень, кстати, сильные, могут делать все для предотвращения насилия, но у фанатика своя психология "Ты хочешь мира, а я хочу, чтоб моя семья знала, что я погиб как герой. У меня другие ценности и я сам себе начальник. Я хочу воевать". Это, кстати, большая и повсеместная проблема.

- Вернемся в нашу страну. Спасибо товарищу Сталину, к терроризму мы пока еще привыкаем. Кто и что должен делать, чтоб мы все спокойно спали?

- Речь должна идти об общесоциальном противостоянии терроризму. Оставим в стороне вопрос, зачем государство начало совершенно ненужную нефтяную войну в Чечне в 1994 году. Но как только в 1995 году раздались первые угрозы о возможности применения террора, надо было немедленно начать делать то, что теперь пытаются организовать в пожарном порядке: создать домовые комитеты, закрыть подъезды, проверить подвалы и, главное, постоянно напоминать людям о грамотных действиях в условиях террора. Трижды в месяц каждый должен находить в своем почтовом ящике памятку на эту тему: пять раз выкинет, на шестой прочтет. Остатки ГО и ДОСААФ могли бы стать неплохой основой этой работы. Ну не может и не должен сержант ППС или простой участковый выполнять функции сотрудника спецслужб.

- Ну хорошо, однако спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Что делать нам, обывателям?

- Грамотные действия - это не паника и не шпиономания, но бдительность. Поселился в подъезде новенький - проверь у участкового, кто такой. Внизу торговая точка - пусть местные власти поинтересуются, что там творится. На готовящийся терракт могут указывать как прямые, так и косвенные признаки. Если лежит мешок с надписью "Гексоген. Руками не трогать. Взрыв в 15:15", то это довольно явное указание. А вот если в мебельный салон стали завозить мешки с цементом - это уже косвенное предположение. Заподозрил что-нибудь - не таись, поделись соображениями с местными властями.

- Ну, у нас местная власть - царь и бог: кто с ней лучше договорился, тот и молодец. Будет ли она надежным заслоном?

- Тут вы не правы. Все охотно идут на нарушения или взятки, пока не пахнет жареным. Но когда ставки так высоки, здоровая осторожность просыпается у каждого. А в Японии, например, спецслужбы и полиция активно сотрудничают с якудза, потому что даже те не заинтересованы в том, чтобы на их территории были неполадки. Дурная репутация мешает бизнесу, поэтому они лично готовы "обезвредить" всех террористов и "отмыть" всех проституток.

- Хорошо, как отделить бдительность от массового психоза? Поставишь сумку на тротуар - бежит бдительная толпа: что у вас там? О покупке картошки или цемента лучше не мечтать. А у нас в доме все время норовят жильцов в ночной дозор отправить - а если их убьют ночной порой?

- Смысл этих действий не в том, что они действительно обезвредят террористов, -это дело спецслужб. Но каждый человек должен быть твердо уверен: на своем уровне я сделал все, что мог. Это лучшее и самое действенное средство против массового психоза, так называемая прагматическая активность: когда, к примеру, целый день сторожишь подъезд, заботишься о его освещении и состоянии, провожаешь и встречаешь детей - то к вечеру устаешь и спокойно засыпаешь, заметьте, с чувством выполненного долга.

- Ну хорошо, зачем нас всем этим утомляют. более-менее ясно. Но в чем смысл таких странных мероприятий, как перерегистрация? По-моему, она только возбуждает народ и усиливает нелюбовь к "лицам кавказской национальности". Преступники-то вряд ли останутся с невыправленной ксивой на проживание.

- Конечно, преступников так не поймают, но все эти общепрофилактические мероприятия призваны снизить общий уровень бытовой преступности, как это делают перед всеми крупными многолюдными мероприятиями: встречи на высшем уровне, спортивные игры и так далее. Что касается проблем с приезжими из стран СНГ, то у нас далеко не со всеми этими странами есть соответствующие договора о безвизовом режиме. Это означает, что они обязаны были в установленном порядке запросить визу на въезд. Представьте себе, меня поймали бы где-нибудь за рубежом без визы. Меня даже не спросили бы "вы шпион или дурак?", а только - чей я шпион. В любой нормальной стране этих безвизовых зайцев загрузили бы в автобусы, подвезли к посольству и затолкали внутрь - пусть сами депортируют. Но, как я уже говорил, для решения проблем терроризма нужна политическая воля. В качестве эксперта Государственной думы я принимал участие в разработке закона о терроризме. Полностью готовый, он пролежал под сукном два (!) года, только летом 98-го его наконец приняли. И только сейчас мы видим элементы реализации тех положений, которые еще три года назад были готовы и столь необходимы нашей стране.

Беседы записала Ольга Дробот

<<< Статьи

Для занимающихся в Центральной школе джиу-джитсу и кобудо:
Бесплатное оформление международных будо-паспортов; бесплатные внутренние экзамены; бесплатное участие во внутренних мероприятиях; льготное участие в международных мероприятиях.

Контакты Московское представительство МКТА: Адрес: 125167, Москва, а/я 15, Линдер
Романова Татьяна Александровна
Тел: 8-916-603-77-13
E-mail: imau.sport@ictta.ru
Лактионова Елена Викторовна
Тел. (495) 922-9339
E-mail: training@ictta.ru


Президент МСБИ — Линдер Иосиф Борисович
 

Яндекс цитирования
Rambler's Top100